4 сентября — память преподобномученика Илариона (Цурикова)

4 сентября — в попразднство Успения Пресвятой Богородицы — в Острогожском церковном округе уже по сложившейся традиции молитвенно отметили память преподобномученика Илариона (Цурикова) Мирзоянского-Таразского

Накануне вечером в Вознесенском храме села Дальняя Полубянка Острогожского района была совершена служба Всенощного бдения. А в субботу утром 4 сентября — Божественная литургия и молебен преподобномученику.

Богослужение совершил благочинный Острогожского церковного округа иерей Алексий Курганский в сослужении настоятеля храма протоиерея Сергия Сторожева и клирика Тихоновского соборного храма Острогожска иеродиакона Сергия (Касьянова). Среди гостей храма молился глава Кривополянского сельского поселения Александр Александрович Ребрун с семьёй и своими селянами.

Почти половина прихожан и гостей причастились Святых Христовых Таин.

По отпусте молебна отец Алексий обратился к богомольцам с проповедью. В ней он, пересказав житие преподобномученика Илариона, призвал считать нашей святой обязанностью и долгом хранить память о своём земляке, обращаться к нему с молитвами о предстательстве за нас пред Господом нашим Иисусом Христом.

Молебное пение преподобномученику Илариону в этот день было совершено и на родине святого —  в селе Кривая Поляна перед знаком-камнем, установленным и освящённым в память « …о новомучениках и исповедниках земли Воронежской, преподобномученике Иларионе (Цурикове), уроженце слободы Кривая Поляна хутора Прилепы».

Смотрите ФОТОГРАФИИ—>>>

Преподобномученик Иларион (Цуриков) иеромонах Мирзоянский – в миру Родион Фёдорович – родился 8 апреля 1856 года на хуторе Прилепы слободы Кривая Поляна Острожского уезда (ныне Острогожского района) Воронежской губернии и происходил из крестьянской семьи. Семья была глубоко религиозной, обе сестры будущего преподобномученика стали монахинями, а сам он отправился на Афон в Свято-Пантелеимонов монастырь и там принял постриг с именем Иларион. В 1913 году отец Иларион был вывезен с Афона по делу имябожников, судим, как написал он сам в анкете, «Трибуналом военно-полевого суда и приговорен к смертной казни за Имя Божие, освобожден за недоказанностью».
Приехав в Москву, монах поступил в число братии московского Покровского монастыря. После 1924 года отец Иларион переехал на хутор Солёный, где проживал вместе с афонским монахом отцом Иоанном (Лабой), вместе с которым вскоре был арестован по обвинению в том, что «шли против советской власти и держались за старое». Последовал приговор: 3 года ссылки в Нарымский край. После освобождения из первой ссылки в октябре 1928 года, отец Иларион опять объединился вместе отцом Иоанном (Лабой) и поселился недалеко от города Фрунзе в горах на пасеке.

2 февраля 1929 года монахи были арестованы вторично, им было предъявлено то же обвинение, что и при первом аресте. Был оглашен приговор: 3 года ссылки в город Кзыл-Орда. После освобождения из второй ссылки отец Иларион поселился в городе Мирзояне, куда к нему позднее приехали его сёстры монахини Магдалина и Гавриила. Туда же через некоторое время приехал из ссылки и отец Иоанн (Лаба). Иеромонахи регулярно совершали богослужения.

Иеромонахов Илариона и Иоанна до сего дня помнят и почитают православные в г. Таразе (бывший г. Мирзоян). Приведем одно из воспоминаний: «В г. Мирзояне в 1930-е годы было много ссыльных, не имевших крыши над головой, и мои родители Иоанн и Татиана, будучи глубоко религиозными людьми и желая угодить Богу, принимали их в своем доме. Мама молилась Богу, чтобы в дом хоть бы однажды пришли священники или монашествующие. Однажды в ворота постучали, она открыла и увидела двоих монахов. Они сказали ей: «Татьянушка, ты нас звала, мы пришли к тебе». Это были сосланные в Мирзоян афонские монахи Иларион и Иоанн, и они остановились у нас. Это было в 1936 г. У о. Илариона и о. Иоанна был антиминс и они тайно служили в нашем доме Литургию. Потом отец построил во дворе келью для о. Илариона, и он весь Великий пост провел в затворе, вкушая в день одну просфору с водой. Спал он на полу на оленьей шкурке. Отец хотел поставить ему кровать с матрасом, но о. Иларион сказал: «Я буду спать на мягком и на молитву просплю». К о. Илариону иногда приходила родная сестра Наталия… Про старцев скоро узнали многие горожане и стали приходить к ним за молитвой и советом, но они принимали не всех. Отслужив Литургию на Троицу (20.06.1937 г.) они сказали: «Последний раз мы у Вас служили. Скоро нас арестуют и расстреляют». Мама говорила: «Отец Иларион, мы Вас спрячем или увезем куда-нибудь». «Нет, — говорит, — не надо. Мы хотим получить мученические венцы…»».

23 июня 1937 года последовал последний арест. Отец Иларион был обвинён в «участии в к/р организации, пораженческой агитации», в том, что он «руководитель тайного монастыря». На следствии он не признал себя виновным в участии в контрреволюционной организации. 23 августа 1937г. по делу N723, по обвинению митрополита Кирилла (Смирнова), митрополита Иосифа (Петровых), архиепископа Алексия (Орлова) и других, по которому проходили монахи, было вынесено обвинительное заключение, в котором кроме стандартных обвинений в контрреволюционной деятельности, было обвинение: «Цуриков Иларион и Лаба Иван — руководители тайного монастыря в Мирзояне, находились под руководством Кобранова и Кирилла Смирнова. Вели к/р агитацию о скором падении советской власти и восстановлении буржуазного строя, производили тайное пострижение в тайное монашество». Был вынесен приговор: высшая мера наказания. 4 сентября 1937 года отец Иларион (Цуриков) был расстрелян. Преподобномученик Иларион был прославлен Архиерейским юбилейным собором Русской Православной Церкви 2000 года.

 

 

 

(14)